г. Самара
ул. Мичурина, 138
8(917) 953-35-30

Пн - Пт: 900 - 1700
Статьи доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского университета  Юдина Андрея Владимировича.

Статьи доктора юридических наук, профессора кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского университета Юдина Андрея Владимировича.

     Юдин А.В. Категория «риск» в гражданском судопроизводстве // Вестник гражданского процесса. 2014. №5. С.11-53. – 2,7 п.л.

……

       «Процессуальный риск пронизывает всю процессуальную деятельность, является ее неотъемлемым свойством, и не преувеличением будет сказать, что субъектами риска выступают все субъекты процесса, в том числе и орган судебной власти.

       Процессуальный риск – это явление, задающее определенные требования к процессуальному поведению, которые либо вообще не могут быть переданы в нормах процессуального права, либо не могут быть переданы с достаточной степенью определенности.

       Процессуальный риск – это нормативное и логическое обоснование отрицательного результата процесса или результата отдельного процессуального действия для лица, объективно «правого» в материально-правовом споре (либо субъективно-убежденного в своей правоте) и выстраивающим свое процессуальное поведение должным образом. Само проявление процессуального риска в судебной практике и в процессуальном поведении лиц оказывается значимым только тогда, когда имеет место внешнее несоответствие между имеющимися у субъекта ожиданиями, относящимися к разрешению спора или к результату совершения отдельного процессуального действия, и последовавшим результатом. Здесь возможны различные ситуации: лицо, ощущающее свою правоту в спорных материальных правоотношениях (а, возможно, и действительно являющегося правым с точки зрения действительного положения дел) вдруг проигрывает дело; отдельный процессуальный вопрос разрешается в противоречии с занимаемой лицом  верной правовой позицией; безукоризненное процессуальное поведение приводит его к проигрышу дела и т.д.

        Для тех случаев, когда результат процесса оказывается для субъекта положительным, риск, как правило, закономерен и не требует какого-либо специального обоснования и комментария – лицо рискует, совершая процессуальные действия, либо, напротив, бездействует (например, занимает выжидательную позицию) и добивается искомого результата. Риск здесь, безусловно, есть, однако вряд ли какой-то судебный акт будет мотивирован тем, что лицу отдана победа в споре в связи с проявленным им риском. Например, истец на свой риск избрал определенный способ защиты, обеспечил на свой риск позицию по делу необходимыми доказательствами, на свой риск заявил и добился проведения экспертизы, и, тем самым, обеспечил необходимый результат процесса. Мотивировка совершения перечисленных процессуальных действий «через риск» оказывается излишней постольку, поскольку лицом был достигнут необходимый результат процесса, и аргументация его победы должна корениться в содержании самих предпринятых им действий.

       Напротив, отрицательный результат дела для лица, субъективно ощущающего свою правоту в материальных правоотношениях и должным образом выстраивающего свое поведение в процессе, нуждается в обосновании и краеугольным камнем такого обоснования служит категория «риска». Процессуальный риск объясняет и оформляет несоответствие между «правотой» в материально-правовом споре, должным процессуальным поведением и отрицательным результатом процесса или отрицательным результатом отдельного процессуального действия; и, отсюда, служит инструментом распределения неблагоприятных процессуальных последствий между сторонами.

       Сказанное убеждает нас в том, что сама по себе категория «процессуального риска» отнесена к области парадоксального, т.е. к области существующих в реальности явлений, однако не имеющих, на первый взгляд, логического объяснения».

….

Статья: Процессуальные проблемы рассмотрения гражданских дел об определении принадлежности имущества должника, переоформленного им на других лиц
(Юдин А.В.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2014, NN 1, 2)

……..

В статье анализируются процессуальные проблемы рассмотрения дел, по которым должник произвел отчуждение спорного имущества в преддверии обращения взыскания на такое имущество со стороны кредиторов. Доказывание мнимости подобных сделок порождает значительное число процессуальных проблем.

В связи с тем, что отчуждение должником принадлежащего ему имущества имеет место не только в преддверии обращения на него взыскания со стороны кредиторов, но и после обращения на него взыскания, суду приходится иметь дело со сделками, совершенными "задним числом", иными словами, с фактом отсутствия сделки в ту дату (тот период), к которой она отнесена. Данное обстоятельство также может подлежать доказыванию в качестве отрицательного факта.

Наибольший законодательный и практический потенциал противодействия подобному поведению аккумулирован применительно к делам о несостоятельности (банкротстве). Опыт оспаривания мнимых сделок кредиторами должника, вне связи с рассмотрением дела о банкротстве, куда более скромен.

Изучение судебной практики показывает, что аргументация, восходящая к мнимости сделок по отчуждению имущества должника, воспроизводится в двух случаях: 1) когда требование о признании недействительной сделки по мотиву ее мнимости и требование о применении последствий недействительности сделки заявляются непосредственно; 2) когда суд квалифицирует сделку в качестве мнимой при рассмотрении иска об освобождении имущества от ареста (ст. 442 ГПК РФ). При этом в ряде случаев суд квалифицирует сделку в качестве мнимой по собственной инициативе, в других случаях взыскатель, привлекаемый по настоящему требованию в качестве ответчика, предъявляет встречный иск о мнимости сделки.

В первом и во втором случаях цель защиты интересов кредитора оказывается достигнута - в первом случае за счет возврата имущества, во втором случае за счет опровержения притязаний лица, пытающегося увести имущество от взыскания.

Задача суда по делам, проанализированным в рамках настоящей статьи, сводится к тому, чтобы на основе представленных доказательств преодолеть формальный подход к оценке спорной сделки и установить ее подлинное содержание. На практике суду и сторонам процесса на житейском, логическом уровне, как правило, всегда понятна истинная подоплека сделки по отчуждению имущества, но не всегда субъективное убеждение может быть подтверждено с помощью достаточного количества доказательств.

……..

 

Статья: Новые проблемы доказывания в свете модернизации гражданского судопроизводства
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2013, N 6)

…….

    «Адаптация нововведений к действующему уровню правового регулирования означает не только то, что все имеющиеся нормы должны быть увязаны с ними на законодательном уровне. Основной задачей автору  представляется гармонизация нововведений и имеющихся положений на уровне доктрины процесса либо отрицание возможности и необходимости такой гармонизации (собственно, этот фактор и определяет успешность адаптации изменений на уровне нормативно-правового акта)».  

……..

 

Статья: Внепроцессуальные обращения по гражданским делам: понятие, виды, порядок раскрытия и последствия
(Юдин А.В.)
("Закон", 2013, N 10)

………

      «Состоявшиеся изменения закона требуют, чтобы поступающие в адрес суда внепроцессуальные обращения предавались гласности и доводились до сведения участников процесса путем размещения данной информации на официальном сайте суда. Обеспечение правомерности процесса – это цель превентивная. Такая цель достигается в том случае, когда страх перед обнародованием обращения может удержать лиц, потенциально способных к направлению обращения, от этого шага, а также пост-фактум, когда внепроцессуальное обращение становится известным  широкому кругу лиц и априори уже не способно достичь своей цели. С учетом вариантов определения исследуемого понятия, перспективы развития законодательства о внепроцессуальных обращениях видятся в том, что за основу должно быть взято либо узкое, либо широкое понимание внепроцессуального обращения и, в зависимости от этого, правило о раскрытии внепроцессуальных обращений должно быть, соответственно, дополнено нормой о конкретном виде юридической ответственности, наступающей за направление обращения, либо указание на «преследование по закону» должно быть снято».

………
 

Статья: Пределы "несвязанности" суда основаниями и доводами заявленных требований по делам, возникающим из публичных правоотношений, в гражданском и арбитражном процессе
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2013, N 5)


 

Статья: Проблемы взаимосвязанности гражданских дел
(Юдин А.В.)
("Вестник ВАС РФ", 2013, N 8)

…….

Рассмотрение гражданского дела, находящегося в производстве арбитражного суда или суда общей юрисдикции, как правило, зависит от множества факторов правового характера. Среди таких факторов можно назвать изменение материального или процессуального законодательства, изменение спорных материальных правоотношений сторон, утрату предмета спора и др. Принятое судебное решение должно быть актуальным для текущего состояния правоотношений сторон. Процессуальный закон предусматривает различные компенсационные механизмы, призванные обеспечить актуальность решения, среди которых присутствуют средства как мягкой корректировки решений (например, изменение порядка и способа исполнения решения), так и более кардинальные, связанные с его отменой (например, пересмотр судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам).

Одним из важнейших факторов, с которым не может не считаться суд, рассматривающий дело, является наличие решений судебных органов, а также незавершенных судебных производств, взаимосвязанных с рассматриваемым делом. Под взаимосвязанными делами (в рамках настоящей статьи) автор предлагает понимать дела, связь которых проявляется главным образом по предмету спора. Связанное дело тем или иным образом касается предмета основного дела. Подобная связь может проявляться через общность обстоятельств, устанавливаемых судами, общность субъектов процесса, единство правоотношений и пр. При этом взаимосвязь дел необязательно предполагает совпадение каких-либо традиционных элементов заявленного иска или спора.

Вопрос выявления взаимосвязанных дел в производстве судов важен не только с точки зрения обнаружения преюдициальной связи судебных актов, решения вопроса о приостановлении производства по делу и прочего: взаимосвязь дел может касаться самых разных аспектов и не сводиться к преюдиции и установленным законом процессуальным последствиям. Обладание информацией о состоявшихся судебных актах или находящихся в производстве судов делах, связанных с рассматриваемым, позволяет суду, помимо установленных законом процессуальных последствий, решить множество тактических задач: увидеть общую картину материально-правового конфликта, обнаружить скрытые аспекты рассматриваемого дела, увидеть "расстановку сил" и др., что в конечном итоге будет способствовать принятию законного и обоснованного решения по делу.

………

 

Статья: Интерпретация критерия субъектного состава гражданско-правового спора для целей определения подведомственности дела суду общей юрисдикции (по материалам практики ВС РФ)
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2012, N 4)

…….

 

      «Наличие у гражданина статуса индивидуального предпринимателя, а равно осуществление им предпринимательской или иной экономической деятельности не обусловливает само по себе подведомственность спора арбитражному суду и не исключает возможность обращения гражданина в суд общей юрисдикции. При подобных обстоятельствах суд (арбитражный суд) должен установить в каком качестве гражданин участвовал в спорных правоотношениях, являющихся предметом судебного разбирательства.

     Суды  не вправе изменять материально-правовой статус субъектов процессуальных отношений, в т.ч. для целей определения подведомственности, определяя его иначе, чем он определен самими субъектами – участниками спорных правоотношений».

…….
Статья: Проблемы допустимости и порядка судебного обжалования актов, решений, действий (бездействия) органов судебной власти, должностных лиц и работников аппарата суда (на примере ряда гражданских дел)
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2012, N 3)

……..

В статье автором анализируются случаи обжалования заинтересованными лицами действий и решений, возможность обжалования которых прямо законом не предусматривается.

Гражданско- и арбитражно-процессуальное законодательство, как правило, и не предусматривает специальной возможности обжалования тех или иных актов, поскольку право на обращение в суд моделируется законом в качестве универсального и его наличие не зависит от специального нормативного указания на возможность обжалования. Так, например, вряд ли имеет смысл предоставлять заинтересованному лицу специальное право на обращение в суд с оспариванием договора купли-продажи, дарения, аренды и т.д., как и право на оспаривание актов органов управления транспортом, культурой, городским хозяйством  и т.д. Следовательно, само по себе отсутствие закрепленного в законе права на обжалование того или иного акта еще не означает невозможность обжалования.

 

…….
 

Статья: Новое понимание категории "гражданская процессуальная недееспособность" и дело   Штукатурова
(Юдин А.В.)
("Цивилист", 2012, N 1)

……

В данной статье автор выводит понятие гражданской процессуальной недееспособности,  которую предлагает определять как отсутствие способности лица своими действиями осуществлять процессуальные права и нести обязанности, не исключающей, однако, возможности самого недееспособного субъекта предпринимать действия по защите своих прав и свобод в ситуациях конфликта своих интересов с интересами законного представителя, а также в ситуациях возникновения объективной необходимости в защите прав недееспособного от действий третьих лиц, которую в силу тех или иных причин законный представитель обеспечить не сможет либо будет обеспечивать ее неэффективным образом. За недееспособным лицом должна признаваться способность к осуществлению процессуальных прав лица, участвующего в деле, в случае, когда такие процессуальные права направлены на само преодоление "общегражданской" недееспособности, следствием которой является недееспособность процессуальная. Автор считает, что процессуальная недееспособность лица, участвующего в деле, порождает отношения по судебному представительству интересов такого лица, однако не нивелирует его процессуального статуса лица, участвующего в деле, с наличием которого связывается обладание и возможность самостоятельной реализации субъективных процессуальных прав с учетом обозначенных выше условий.

……
 

Статья: Процессуальные проблемы рассмотрения дел о преодолении несогласия или восполнении отсутствующего согласия ответчика на совершение истцом юридически значимых действий (на примере дел о несогласии либо уклонении от дачи согласия родителя на выезд несовершеннолетнего из Российской Федерации)
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2012, N 1)

……..

      Подобные дела нередко встречаются в судебной практике, однако какое-либо единообразие в их разрешении отсутствует, что обусловливает актуальность в исследовании соответствующих проблем.

…….
 

Статья: Факторы "устойчивости" решений судов первой инстанции по гражданским делам и их "реабилитация" судами проверочных инстанций
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2012, N 1)

……

     Апелляционная форма проверки не вступивших в законную силу судебных актов в гражданском  и арбитражном процессе призвана гарантировать законность и обоснованность принимаемых судами первой инстанции постановлений. Основания для отмены судебных актов исчерпывающим образом сформулированы в процессуальном законе (ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации - далее ГПК, ст.270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации – далее АПК), что призвано создать предсказуемость итогов обжалования и пересмотра судебных постановлений.

В науке процессуального права дискуссировался вопрос о том, можно ли отмену судебного решения рассматривать как форму возложения ответственности для суда первой инстанции или для судьи, вынесшего решение.

Автором в статье делается вывод о том, что сама по себе судебная ошибка ординарного характера, влекущая за собой необходимость отмены или изменения решения суда первой инстанции, не должна связываться с наступлением неких негативных последствий для судьи. Тем не менее, на практике, отмена решения суда первой инстанции для судьи, вынесшего отмененное решение, является своеобразным браком в работе и, несмотря на то, что каких-то прямых мер юридической ответственности, для судьи это не влечет, показатель отмененных или измененных решений определяет т.н. «качество» работы судьи, что является важным при назначении судьи на какую-либо должность в судебной системе, присвоении квалификационного класса и т.д.

Все это обусловливает нежелательность отмены или изменения решения для вынесшего его судьи и может превратиться в одну из основных доминант в его процессуальной деятельности.
………

Статья: Иск о присуждении к бездействию в личной (неимущественной) сфере и его нераскрытый потенциал в гражданском процессе
(Юдин А.В.)
("Юрист", 2011, N 23)

…….

В статье анализируется правовая природа исков о присуждении к бездействию в личной (неимущественной) сфере. Иски о присуждении к бездействию в личной (неимущественной) сфере, будучи весьма распространенными в зарубежной практике, достаточно редко применяются в России.  Многовариантность форм поведения ответчика, которые могут послужить средством нарушения прав истца, и одновременно многовариантность форм поведения ответчика, которые могут послужить средством реализации присужденного бездействия, придают решению по данной категории дел весьма неопределенный характер. Это тем более актуально, если запрет суда имеет достаточно общий характер, но вынесение такого решения диктовалось обстоятельствами дела. Например, если в резолютивной части решения указано на обязание ответчика воздерживаться от совершения действий, нарушающих тишину в определенное время и в определенном месте, то вряд ли возможно и вряд ли целесообразно уточнять действия, которые конкретно запрещаются судом: играть на музыкальных инструментах, допускать лай собаки, нажимать на автомобильный клаксон, работать на циркулярной пиле и др.

Таким образом, иски о присуждении к бездействию в личной (неимущественной) сфере имеют значительный потенциал, и их внедрение в судебную практику, представляющееся автору актуальным как со стороны "пользователей судебных услуг", так и со стороны органов судебной власти, принимающих и рассматривающих подобные требования по существу не всегда с отрицательным для истца результатом, олицетворяет возможность гражданско-процессуальных средств обеспечить полноту судебной защиты.

  Автор оценивает их нераскрытый потенциал, а также анализирует теоретико-практические проблемы, возникающие при использовании данных средств защиты права. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

…….

Статья: Проблемы добровольного исполнения судебных актов (по материалам Постановлений Президиума ВАС РФ от 14 декабря 2010 г. N 8893/10 и N 3809/07)
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2011, N 1)

……

«В распоряжении должника, добровольно исполнившего требования судебного акта, оказываются те же самые средства процессуальной защиты, что и у должника, подвергшегося процедуре принудительного исполнения.

Должник, добровольно не исполнивший требования судебного акта, не может апеллировать к тому, что взыскатель не совершил действий, направленных на принудительное исполнение судебного решения. Иными словами, должник, пренебрегший исполнением судебного акта, принятого не в его пользу, оказывается "вне закона" и не вправе ссылаться на то, что он не исполнил судебный акт по "вине" взыскателя.

Из сформулированных Президиумом ВАС РФ правовых позиций также можно сделать вывод о существовании в данной сфере презумпции того, что истец-кредитор-взыскатель имеет интерес в исполнении, хотя бы он и не выразил на это свое волеизъявление, предъявив к исполнению исполнительный лист. Соответствующее предположение основано на том, что истец обратился с исковыми требованиями, из которых усматривается его интерес во взыскании суммы долга, не отказался от них в ходе процесса и после вынесения решения каким-либо образом не выразил своего волеизъявления на отказ от взыскания.

Правовые позиции Президиума ВАС РФ, сформулированные в обсуждаемых постановлениях, позволяют выйти на определенный теоретический уровень обобщения и рассматривать процедуру исполнения судебных актов, которая бы объединяла в себе две тесно связанные формы: добровольную и принудительную. В частности, это вытекает из суждения Президиума ВАС РФ, согласно которому все действия должника, производимые в рамках судебного процесса и направленные на добровольное исполнение предъявленного к нему требования, законность которого подтверждена решением суда, следует рассматривать в качестве исполнения судебного акта».

…….
 

Статья: Некоторые особенности юридического быта современной России и их влияние на гражданское судопроизводство
(Юдин А.В.)
("Вестник гражданского процесса", 2011, N 1)

…..

«Понятие юридического быта, как нам представляется, основывается на противопоставлении двух реальностей: 1) нормативной реальности - складывающейся из такого строя общественных отношений, который задан правовыми нормами в нормативно-правовых актах; 2) обыденной реальности - складывающейся из неформальных правил поведения и представлений о праве, зачастую разнящихся с действительным содержанием правовых норм.

Так, например, нормативная реальность такова, что в подтверждение займа и его условий может быть выдана расписка (ч. 2 ст. 808 ГК РФ), а согласно реальности обыденной, господствующей в сознании некоторых субъектов, "подкованных" (как они полагают) в праве, передача суммы займа обязательно должна происходить в присутствии двух свидетелей. Разумеется, противопоставленные нами реальности могут полностью совпадать, если субъекты правоотношений строят свое поведение на основе норм права. Но российская ментальность такова, что обращение к юристам или адвокатам происходит уже в критический момент развития правоотношений, т.е. когда дело оказывается в суде и обратившийся выступает в роли истца или ответчика.

Если в структуре применения гражданско-правовых норм обычай делового оборота занимает по иерархии место после закона и соглашения сторон (ч. 2 ст. 5 ГК РФ), то обычаи, составляющие сферу юридического быта, могут сосуществовать параллельно с правовым регулированием соответствующих правоотношений и конкурировать с регламентом, предложенным законодателем. Юридический быт зачастую демонстрирует альтернативные формы поведения субъектов по сравнению с теми, какими они должны быть в правовой модели.

Это не означает, что обычаи и обыкновения юридического быта с точки зрения правовых норм всегда образуют некий деликт - правонарушение. Несмотря на то что предлагающие альтернативное закону регулирование обычаи с необходимостью не влекут за собой наступление мер юридической ответственности, их реализация на практике может повлечь иные негативные последствия прежде всего в виде недостижения того правового эффекта, к которому стремятся участники соответствующих отношений. Так, например, неоформление своих прав на недвижимое имущество делает затруднительной их последующую реализацию и, соответственно, ставит под сомнение юридическую силу совершенных с такими объектами сделок, однако подобное поведение лица не образует состава правонарушения и не влечет наступления мер ответственности».

………
 

Статья: Проблемы процессуального правопреемства, имеющего основанием уступку требования (цессию), в гражданском судопроизводстве
(Юдин А.В.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2011, N 12)

……

«Одним из возможных подходов к решению анализируемых ситуаций был бы подход с позиций института процессуального правопреемства, или, точнее сказать, с позиций проблемы определения границ процессуального правопреемства. Действительно, ограничено ли процессуальное правопреемство рамками одного гражданского дела и следующей за ним стадией исполнения судебных актов или оно простирается шире, охватывая все последующие процессы и иные возможные юрисдикционные процедуры?

Основываясь на материалах судебной практики, можно говорить о формировании двух подходов к решению указанной проблемы: широкого и узкого. Сопоставляя аргументацию, предлагаемую в рамках широкого и узкого подхода, можно прийти к следующим выводам относительно границ процессуального правопреемства.

1. В рамках широкого подхода процессуальное правопреемство не просто возможно на любой стадии арбитражного или гражданского процесса - оно может иметь место и для будущих, впоследствии возникающих судебных процессов. При узком подходе к правопреемству рассматриваемая процедура ограничена только одним процессом, в том числе процессом исполнения судебного акта.

2. При широком подходе процессуальное правопреемство может признаваться "по факту" и не оформляться с необходимостью определением суда, тогда как при узком подходе правопреемство связывается с обязательным вынесением судебного акта в виде определения.

3. Процессуальное правопреемство может охватывать и органично соединять сразу два отстоящих друг от друга по времени процесса, в одном из которых участвовал бы правопредшественник, а в другом - правопреемник (широкий подход). Узкий подход допускает правопреемство только в рамках одного процесса или процедуры исполнительного производства. Передача процессуальных прав или прав взыскателя мыслима лишь в границах единого производства, которое на момент возникновения необходимости осуществления правопреемства еще не завершено».

……….

 

Статья: Теория и практика гражданского процесса: грани соотношения
(Юдин А.В.)
("Арбитражный и гражданский процесс", 2011, N 9)

…….

   «В статье рассматривается соотношение теоретических и практических начал гражданского процессуального права. На основе типичных форм игнорирования процессуального закона и достижений процессуальной теории, автор выдвигает тезис о важности разумного сочетания теории и практики гражданского процесса в правоприменительной деятельности.

Игнорирование достижений науки гражданского процесса со стороны практики представляется автору совершенно неоправданным. Обращаясь к логике разъяснений, даваемых Пленумами Верховного Суда РФ по гражданским делам, он обнаруживает, что многие такие разъяснения нацелены на преодоление именно процессуального нигилизма еще имеющего место в судейской среде и в качестве причин судебных ошибок позиционируются именно процессуальные нарушения.  Оптимальным автору статьи представляется гармоничное сочетание теоретического и практического начала, при котором теоретические исследования базировались бы на реальной практической базе, а практика опиралась бы на достижения гражданской процессуальной науки, игнорируя при этом всякие сомнительные и малообоснованные решения, продиктованные лишь некой сиюминутной потребностью».

………

 

 

Назад

Наши доверители: